Бренда
Поверь, что правда лгать не сможет никогда
Старики молчаливы,и разве глаза скажут слово-другое за них.
Пусть богаты они,всеравно бедняки,даже сердце одно на двоих.
В доме пахнет ловандою и чистотой,бродят отзвуки давних речей.
Как в глухом захолустье,в Париже живут старики среди старых вещей.
Верно,смолоду много смеялись они - голоса до сих пор дребезжат.
Верно,смолоду плакали много они - до сих пор все туманится взгляд.
А в пустынной гостинной дряхлеют часы, и вздыхают уныло во сне,
И бормочут в бреду,и пророчат беду и ему,и ей,и мне.

Старики день за днем отвыкают мечтать,книги спят,пианино молчит.
Больше некого ждать, и воскресный мускат сердце старое не горячит.
Старики неподвижны,их мир,что ни день,цепенеет,сужается щель -
От постели до кресла,от кресла к окну,и обратно из кресла в постель.
А бывает,на улицу выйдут они,и в толпе,среди лент и венков,
На далекое кладбище тихо бредут,и хоронят других стариков,
И на миг забывают,что дома часы,удрученно вздыхая во сне,
Все бормочут в бреду и пророчат беду и ему,и ей,и мне.

Старики,точно в пруд,погружаются в сон,и не выплыть порой из пруда.
Как бояться друг друга они потерять,и однако теряют всегда . . .
Был он злым или добрым,ах,что за печаль для того,кто остался в живых!
Просто худо ему,что остался в живых,когда сердце одно на двоих.
Вы,должно быть,увидите где-то его,он мелькнет перед вами,как тень,
Он прощенья попросит за то,что он жив,и за то,что всю ночь и весь день
В опустелой гостиной дряхлеют часы,и уныло вздыхают во сне,
И ботмочут в бреду,и пророчат беду ему,и вам,и мне.

@музыка: тиканье часов

@настроение: молчание